Суббота, 19.10.2019

Это нужно живым? — памятнику ВОВ в Карагандинской области требуется поддержка (видео)

В Великую Отечественную войну из Уштобинского округа на фронт призвано 120 человек, 88 из которых не вернулись назад. Память о них бережно хранят надписи на памятнике, который хотят облагородить неравнодушные жительницы поселка в Карагандинской области, передает novoetv.kz.

Уштобе — поселок Карагандинской области, административный центр Уштобинского сельского округа. Раньше он назывался совхоз имени Энгельса — по этому названию его и помнят многие горожане. Этот небольшой населенный пункт, численностью в 5 тысяч человек, известен  тем, что в годы репрессий туда ссылали немцев. В 90-е большая часть уехала, а старожилы передают воспоминания о своих педантичных соседях молодому поколению. Единицы знают, что из этого округа в годы войны ушло более 100 человек, из которых вернулись домой единицы.

«Я выросла там, где шли огромнейшие бои»

Светлана Браун

Светлана Васильевна Браун встретила нас возле почты поселка и повела в небольшой кабинет, где сейчас заседает Совет ветеранов. На столе нас ждали награды совета и альбомы, в которых неравнодушное старшее поколение собирает историю: тут и информация о совете и о их работе, и списки участников войны. Длинным столбом тянутся фамилии тех, кому не суждено было вернуться домой и чью память сохранили три жительницы села при поддержке односельчан. Пока мы листали альбомы, созданные советом ветеранов, в кабинет зашла Галина Вотчель, которая тоже приложила много сил к открытию памятника ВОВ. Они — очень интересные люди, знающие много историй. С особым трепетом и любовью они делились с нами личными историями, переживаниями и болью за памятник, который — неотъемлемая часть истории их малой родины.

Светлана Васильевна выросла на Украине, в Харьковской области. Когда началась Великая Отечественная война, ей было полгода. Её отца не забрали на фронт, а эвакуировали с техникой за Дон.

«В 43-м году нас погрузили и повезли в Польшу, и мы были в лагере для перемещенных лиц. В 45-м году мы только вернулись в Украину, а потом было очень трудно, потому что оккупация сильная была, очень трудно было», — вспоминает Светлана Васильевна.

В мирное время её семья приехала в Казахстан на поднятие целины, здесь Светлана вышла замуж за немца, но он не захотел уезжать на свою историческую родину. Когда-то они жили в городе, но потом решили переехать в Энгельс.

«Когда я осталась одна, у меня появилась мысль: ну почему все делают, почему мы не можем у себя сделать этот памятник, чтобы наши сельчане знали, что у нас тоже были свои герои, тоже уходили на фронт и не вернулись. Все таки 88 человек, которые там на памятнике. Почему эти 88 человек должны быть забыты? Так же?» — задает риторический вопрос Светлана Васильевна, смотря на меня.

«Мы пришли к этому давно»

Идея увековечить имена фронтовиков пришла давно. В перестроечные годы случайно нашлись архивные материалы о погибших во время войны, там даже было написано место их захоронения. На тот момент Светлана Васильевна работала в библиотеке, было решено там их сохранить. Когда время нестабильности прошло, а Казахстан стал независимым, во многих населенных пунктах начали устанавливать памятники участникам Великой Отечественной войны, не исключением стал и Бухар-Жырауский район Карагандинской области.

«Мы подумали: почему наши, которые были призваны на войну, хуже всех? И мы, местное сообщество, занялись полностью памятником», — вспоминает Светлана Браун.

Памятник планировали открыть к 70-летию Победы, подготовку начали с зимы. Поэтому Светлана Васильевна вместе с секретарем совета ветеранов, Байдельдиновой, сутками сидели в архивах, собирая еще больше информации о фронтовиках их поселка. Когда вся информация была собрана, они пошли в местный акимат, который одобрил идею. Галина Вотчель  дополняет, что сразу начали думать, где взять деньги? Так как это дело народное, то и собирали у жителей поселка и предпринимателей. На сборы ушел месяц. Пенсионеры Уштобе из своих небольших пенсий тоже вкладывали деньги в благое дело.

«Давайте сделаем такой рваный камень»

Галина Вотчель

С первым взносом в 200 тысяч они поехали на фирму, где должны были сделать памятник фронтовикам.

«Там Александр Александрович, директор фирмы. Мы к нему подошли и говорим: у нас вот такая вот идея есть, вы нам сможете помочь с памятником? Он говорит: да, сможем. Он дал нам мастера, мы с мастером пошли», — продолжает Галина Вотчель.

Мастеру она сразу сказала, что на всю заботу у них будет не больше 400 тысяч тенге. Когда он спросил, что приблизительно хотят сделать, Галина Вотчель сказала: «Давайте сделаем такой рваный камень, чтобы он был с обратной стороны камень, глыба, а впереди полированный.» Мастер, подумав, сказал, что на такой камень списки поместить не получится и предложил добавить по бокам еще два, где будут имена солдат.

«Мы вроде выбрали камни, уже деньги собираем и частями отвозим им. Потом я ему звоню 4 числа, а он трубку не поднимает. Я ему звоню пятого числа – он трубку не поднимает. Потом дозвонилась в конце концов до него, а он говорит: вы знаете, камень, который мы вам приготовили, он треснул, когда мы уже полировали, и мы эти два дня где в ручную, где на станке, а нам его ставить нужно. Он говорит: мы эти два дня даже домой не уходили, делали вам», — словно заново переживая, рассказывает Галина Вотчель.

Планировалось, что памятник будет стоять около школы, потому что там проходит множество мероприятий, но работники акимата предложили другое место. Планировалось, что поселок будет расстраиваться, и место вокруг памятника со временем облагородят. Площадку, которую выделили под памятник, предназначался жителю поселка для строительства дома. Акимат выдал ему другую равнозначную территорию. Памятник поставлен, но земля под ним до сих пор не оформлена.

«Почему не оформили? Потому что сначала этому парню нашли участок земли равноценный, чтобы он не обижался, потом он его оформил. Когда он оформил, нужно было теперь этот участок земли, на котором стоит наш памятник, год стоял бесхозным. Это по правилам, вот он стоит бесхозным год, потом они этот участок, когда он простоял, подают как бесхозный в земельный комитет», — объясняет Галина Вотчель.

Оформление документов длится уже четвертый год, но в акимате женщинам сказали, что осталось поставить одну подпись, чтобы документы были у них. Даже если в скором времени проблема решится, деньги на то, чтобы облагородить территорию, выделят только на следующий год, а это значит, что к 75-ой годовщине памятник останется в том же довольно грустном виде. Галина Вотчель и Светлана Браун не унывают: они решили снова собирать деньги с неравнодушных жителей поселка, но в этот раз сумма нужна намного больше суммы, потраченной на сам монумент.

«В этом году мы решили опять пойти с вытянутой рукой, с мольбой о помощи к людям неравнодушным, к тем, кто сможет
нам помочь облагородить вокруг памятника небольшой участок», —
говорит Галина Вотчель с грустной улыбкой.

Галина Вотчель о том, какая будет территория после того, как ее облагородят

Если вы хотите помочь, обращайтесь по этому номеру: +7 701 523 69 68 (Галина Вотчель).

Эти активные женщины не только добились установки памятника: они посещают пенсионеров на праздники, устраивают концерты, пытаются решать социальные проблемы поселка. Не все пенсионеры нашей области занимаются патриотическим воспитанием так, как это делают участники совета ветеранов Уштобе. Кроме своих основных забот, их не покидает еще одна: на какие деньги облагородить территорию вокруг памятника, чтобы туда могли приходить односельчане и вспоминать своих знакомых и родственников. Неужели снова щедрее всех будут пенсионеры, которые от своих минимальных пенсий будут отдавать небольшие суммы по нашим меркам и ощутимые для них?..

Автор: Алёна Смирнова

Алёна Смирнова

Читайте также

Карагандинские шахтеры просят снизить им пенсионный возраст

Горняки обратились к председателю федерации профсоюзов Казахстана Ералы Тугжанову с просьбой снизить им пенсионный возраст …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *