Вторник, 20.08.2019

Одна на всех: Татьяна Большакова (видео)

В рамках спецпроекта «Одна на всех» мы рассказали истории карагандинцев, которые были на фронте во время Великой Отечественной войны — Нина Сорокина и Николай Чирышев. Сегодня novoetv.kz поделится историей Татьяны Большаковой, которая во время войны осталась в тылу, но сделала многое для спасения жизней.

Татьяна Ивановна Большакова (в девичестве Набойченко) родилась в 1924 году в Курской области в селе Шептуховка. Отца звали Иван Григорьевич, маму — Феодосия Ивановна. Всего в семье было 11 детей, но мальчики не выживали.

Еще до рождения у семьи было небольшое хозяйство, но в 1926 году его продали, и отец Иван Григорьевич стал работать столяром и плотником. После смерти дедушки маленькой Тани папе приходилось уходить на работу в ближние города — Курск и Киев.

В три года Татьяна Ивановна заболела корью, из-за чего пошло осложнение на глаза. В селе, где они жили, не было врача, поэтому пришлось ехать в крупные города, где Феодосия Ивановна хотела встретиться с мужем. К тому времени он уже уехал в Ашхабад с другой женщиной, которую встретил и полюбил. Татьяна Ивановна вспоминает, что отец не любил мать: «Тогда не спрашивали, хочешь или нет. Женили всех, кто как хотел», — вспоминает Большакова.

Иван Григорьевич ушел из семьи в 1928 году, с тех пор семья стала выживать без главы семейства. К женщинам, которых бросил муж, относились плохо. Считалось, что если так случилось, значит, женщина сама заслужила.

Вернувшись в село, мама и старшая сестра Лизы работали на поле, собирали сахарную свеклу. Взамен им выдавали сахар. Работали они по трудодням. Иногда случалось так, что кто-то из мужчин засчитывал маме и сестре Татьяны Ивановны половину рабочего дня, а другую дописывали своим женам. Заступиться за семью Набойченко было некому.

Большой голод в селе Шептуховка пришелся на 1932-1933 годы. Феодосия Ивановна вместе с маленькой дочкой Таней просили милостыню. Все собранное приданое девочек мама обменяла на хлеб.

Работать в колхоз ходила одна Лиза, потому что мама к этому времени серьезно заболела и умерла в 1933 году на руках у Татьяны Ивановны.

Когда отец узнал, что дети остались одни, он написал своей сестре, которая жила в соседнем селе с просьбой помочь — отправить девочек к нему в Ашхабад. Тетя сестер продала их дом и отправила в «теплушке» Таню и Лизу в Ашхабад к отцу. Дорога длилась около 20 дней.

Там их встретила мачеха. Она сразу отказалась от неграмотной 21-летней Лизы. Отец смог ее устроить в общежитие, где девушка потом работала уборщицей.

Татьяна Ивановна прожила с мачехой 4 года. Она вспоминает, что была в этой семье как уборщица и жила в ванной комнате с кирпичным полом.

Когда отец уехал с мачехой Татьяны Ивановны в Россию, девочка осталась в Ашхабаде с двоюродной сестрой — Аксиньей, которая помогла устроить ее в детский дом. Труженица тыла рассказала, что ее двоюродная сестра снимала в этом городе однокомнатную квартиру, а муж был на финляндской войне, откуда он вернулся с туберкулезом и вскоре умер.

В первом детском доме Татьяна Ивановна не могла находиться, потому что он был рассчитан всего на 4 класса. Её переведи в ашхабадский детский дом им. Крупской.

С 1938 года Татьяна Ивановна жила в бывшем здании посольства Персии.

«Тогда я только почувствовала себя ребенком настоящим. Все было. И кормили хорошо, и везде водили»,— делится Большакова.

После смерти Крупской всех начали распределять. Татьяна Ивановна хотела стать учительницей русского языка, но туда набор уже закончился, и ей пришлось пойти в трехгодичную фельдшерско-акушерскую школу.

Третий курс обучения пришелся на военное время: в их школу эвакуировали хороших специалистов со всего союза, которые их обучали. Например, из Киева к ним прибыл профессор Скляр — хирург, который обучал всех студентов делать перевязки и оказывать первую помощь.

В 1941 году обучение началось с августа, а уже 31 декабря студентам выдали дипломы. Всего в группе Татьяны Ивановны было 20 человек, из которых на фронт не взяли только троих. В их числе была и наша героиня, которой на тот момент не было 18 лет и весила она чуть больше 40 кг.

Татьяна Ивановна рассказала об одной девушке, которая жила в Ашхабаде, училась вместе с ней и тоже не попала на фронт. Её отец был врачом, мама — медсестрой. Кроме этой девушки было еще двое детей, за которым она заменила родителей, когда те ушли на фронт и так и не вернулись домой.

Татьяну Ивановну и эту девушку отправили в Геоктепинский район. Затем Большакову отправили в Шоркалу, а ее подругу — ив другой населенный пункт.

В Шоркале Татьяна Большакова заменила медсестру, которую забрали на фронт. Рабочий день в этом поселении у медработников начинался в 6 утра, иногда и раньше.

В основном были малярийные больные, но весной все приходили с заболеваниями глаз. У некоторых женщин была трахома — это страшное заболевание, которое может привести к слепоте. Татьяна Ивановна, вспоминая те времена, сетует, что люди были неграмотные и не отступали никогда и ни в чем от своих обычаев. Так, например, общаться с заболевшими женщинами нужно было через их сыновей.

После этого лечения по расписанию был обход, на котором нужно было раздать лекарства. Их нужно было принимать три раза в день, но люди не хотели этого делать, потому что пилюли были горькие. Приходилось следить за тем, чтобы каждый выпил лекарства.

Несмотря на это, Татьяна Ивановна отзывается об этих людях с большой теплотой, потому что они были дружелюбные и очень гостеприимные. Местные жители делились едой с медработниками в сложное военное время.

В Шоркале Татьяна Ивановна проработала 1,5 месяца, после этого в госпиталь приехала проверка, после чего ее перевели в район как хорошего специалиста. Эта проверка стала судьбоносной для нее не только из-за повышения: там она встретила своего будущего мужа, с которым начала переписку.

В районе она вначале работала лаборанткой в санитарно-эпидемиологической станции, заведующего которого в скором времени забрали на фронт. Татьяна Ивановна прошла ускоренное обучение в Ашхабаде и заняла его должность. Это был 1943 год.

Через два года все со слезами на глазах радовались общей Победе, в 1946 году Татьяна Ивановна вышла замуж. Её муж вернулся с войны инвалидом 2-ой группы.

В 1948 году молодая семья пережила еще одно потрясение — крупное землетрясение в Ашхабаде.

Первый толчок жители Ашхабада почувствовали за полночь 6 октября, а именно — в 1 час 13 минут. Тогда первой мыслью большинства ашхабадцев стала мысль о врагах, сбросивших на город мощную бомбу.

Однако толчки продолжались до самого утра, магнитуда некоторых из них достигала 10-ти-балльной отметки по шкале Рихтера. Столица была полностью разрушена, многие погибли.

Для того чтобы по-настоящему оценить мощность ашхабадского землетрясения, достаточно знать о том, что смещение земной коры произошло тогда даже в Москве.

Из-за масштабных разрушений связи в городе не было, поэтому до утра об ашхабадской катастрофе никто, кроме самих горожан, не знал. Каким-то чудом удалось отправить радиограмму в Ташкент и сообщить о землетрясении.

В туркменской столице объявили чрезвычайное положение: в эпицентр прибыли больше 30-ти тысяч военных, а также представители руководства Советского Союза для борьбы с последствиями стихийного бедствия. Тут же был организован госпиталь для раненых и эвакуация уцелевших местных жителей.

Из-за того, что события, произошедшие в Ашхабаде в ночь с 5-ого на 6-ое октября 1948 года, оказались засекречены, точное количество жертв до сих пор не установлено. По различным предположениям, в результате страшного землетрясения погибли от 30 до 170 тысяч человек.

После распада СССР, вспоминает Татьяна Ивановна, вернулась та жизнь, которая была давным-давно. Отношение у местных жителей к ним в Ашхабаде стало другое, и семье пришлось переехать в Казахстан. В тот момент старшая дочь пары училась в Алматы на факультете журналистики.

В конце нашей беседы мы попросили Татьяну Большакову сказать пару слов молодому поколению:

«Я бы пожелала, чтобы каждый имел свою любимую работу. Чтобы жили для семьи — в первую очередь, и тогда это коснется и жизни всей страны. Если в доме порядок, если в доме теплота, то она будет передаваться всем окружающем. Я желаю, чтобы был мир и благодать, и радость, и чтобы все у молодежи были в порядке. Потому что когда война, все очень трудно переживается.»

Полное интервью с Татьяной Ивановной Большаковой доступно на ютьюб-канале NovoeTV.

Автор: Алёна Смирнова

Алёна Смирнова

Читайте также

Одна на всех: помощь Карагандинской области фронту в время ВОВ

В прошлом году в рамках спецпроета «Одна на всех» мы рассказывали о Карагандинской области в …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *