Об общественном транспорте Караганды

Ирина Фурсова из общественного объединения по защите прав потребителей обсудила с ведущими программы «Зеленая Волна» насущные проблемы общественного транспорта Караганды и ответила на вопросы теле- и радиослушателей, передает novoetv.kz.

Первое, с чего начали обсуждение ведущие и гостья — сравнения общественного транспорта в нашем городе и городах республиканского значения. Например, в Астане собираются переходить на электромобили — для улучшения экологии, а в Алматы пассажиры в восторге от терминалов. В Караганде даже количество новых автобусов зеленого цвета сократилось. Куда они делись за последние 3-4 месяца, неизвестно.

По словам Ирины, эти автобусы закупались по кредиту и должны были функционировать на протяжении 4-5 лет — именно поэтому автопарк №3 стал инициатором поднятия тарифа до 80 тенге.

«Очень жаркие дискуссии были по поводу модернизации смены автобусов. Что мы сейчас видим? Мы видим, что у нас проезд остался 80 тенге — то есть пассажиры уже оплатили модернизацию этих автобусов, но сейчас мы ездим опять на разваленных старых автобусах», — подчеркнула в эфире Ирина.

Также Ирина отметила, что в действующий тариф заложена сумма на то, чтобы автобусы в автопарках каждые 4-6 лет менялись полностью. В действительности это не работает: пассажиры в Караганде каждый день садятся в общественный транспорт 20-летней давности. Хотя, правильнее будет сказать, пытаются туда влезть — утром выехать в город очень проблематично, начинается бой за место в транспорте.

Ведущие с гостьей обратили внимание и на то, что рассчитывая тариф, не учитывают пожелания пассажиров: чистота салона, модернизация и вместимость.

Авария на железнодорожном переезде по улице Гоголя

В Караганде 16 марта произошло ДТП на железнодорожном переезде — столкнулся автобус и тепловоз. Трое человек в результате получили травмы. Резонанс вызвал не только сам факт аварии, но и то, что за рулем общественного транспорта был молодой водитель — парню всего 22 года.

Водительские права могут быть выданы достигшим следующего возраста лицам:

— транспортными средствами подкатегории «AI» — лицам, достигшим шестнадцатилетнего возраста;

— транспортными средствами категорий «А», «В» и подкатегорий «B1», «C1» — лицам, достигшим восемнадцатилетнего возраста;

— транспортными средствами категорий «С» и подкатегории «D1» — лицам, достигшим двадцатиоднолетнего возраста, имеющим стаж работы водителем не менее трех лет, в том числе стаж управления транспортными средствами, относящимися к категории «С1», не менее одного года;

— транспортными средствами категорий «D», «Тm» и «Tb» — лицам, достигшим двадцатипятилетнего возраста, имеющим стаж работы водителем не менее пяти лет, в том числе стаж управления транспортными средствами, относящимися к категории «D1», не менее трех лет;

— составами транспортных средств категорий «BE», «СЕ», «DE» — лицам, имеющим право на управление транспортными средствами соответственно категорий «В», «С» или «D» в течение не менее двенадцати месяцев;

— составами транспортных средств подкатегорий «С1E», «D1E» — лицам, имеющим право на управление транспортными средствами соответственно категорий «С», «D» либо подкатегорий «C1», «D1» в течение не менее двенадцати месяцев.

Именно на этот возрастной ценз обратила внимание Ирина, когда комментировала это ДТП. А Олег Чайка добавил, что в советское время кроме возрастных ограничений было две смены у водителей, потому что управлять транспортным средством более 8 часов сложно. В наше же время водитель может проводить за рулем около 14 часов.

«В 3-м автопарке работает одна молодежь, хотя должны принимать со стажем не менее 5 лет», — высказал свое мнение телезритель в процессе обсуждения.

Еще Ирина выразила свое мнение о том, что в черте города железнодорожные переезды должны иметь больше ограничений: шлагбаумы, автоматические ограничения, которые поднимаются при запрещающем сигнале семафора для автомобилистов. По закону разрешается устанавливать около переездов только лишь семафоры и ничего более.

Билеты в общественном транспорте

Сейчас жителей Караганды не удивить билетами 2017 года, на которых изображен Байтерек и прописана цена в 90 тенге. Ирина же удивлена таким билетам.

По её словам, тема распечатывания билетов была отдельной в обсуждении у общественников Караганды: в типографии было заложено 130 миллионов тенге для распечатывания новых билетов. Талоны с Байтереками за 2017 год — прямое доказательство того, что цены на тариф были распределены неправильно. Ирина предложила собирать такие билеты и приносить в её общественное объединение, где уже составят иск на перерасчет выделенной суммы.

Билеты нужно всегда брать в общественном транспорте и требовать, если кондуктор не захотел вам его дать. Билет — это ваш чек и доказательство того, что вы воспользовались услугами этого автопарка.

Наш постоянный радиослушатель — Рашид Девликамов — задал вопрос об электронном обилечивании, которое хотят внедрять в Караганде.

«Электронное обилечивание будет установлено только тогда, когда будут внесены изменения в закон об автомобильном транспорте. До тех пор, пока Караганда является городом областного значения — а электронное обилечивание и дифференцированный тариф устанавливается только в городах республиканского значения Алматы и Астана — до этого времени нам электронное обилечивание не установят. Официальное объявление в СМИ было, но официальных документов не было», — поделилась общественница.

И добавила, что наши автопарки не являются государственными, а деньги на установку и обеспечение оборудования для электронного обилечивания будут выделятся из городского бюджета.

«Значит, финансировать этот проект должны предприниматели, а им это невыгодно. Нужны ли такие билеты и дифференцированный тариф потребителям?» — задала вопрос Ирина.

На этом вопросы от Рашида не закончились. Он спросил, может ли он забрать проездной билет у пассажира, если он фальшивый.

Ирина отметила, что отобрать собственность другого никто не имеет права. Если уж кондуктор столкнулся с такой ситуацией, то стоит вызвать полицию и составить протокол. А вот доказать, фальшивый проездной или нет может только эксперт, которому затем передадут социальный или общий проездной билет.

Пересадка пассажиров из одного автобуса в другой

Ведущий программы «Зеленая Волна» Рустам Басманов рассказал, как столкнулся с очередной поломкой автобуса: мужчина пошутил, что у него аура плохая, и он часто попадает в автобус, в котором кондуктор просит пересесть пассажиров в другой автобус.

«Если я оплатила свою поезду из пункта А в пункт Б, я должна приехать в пункт Б. В наши 80 тенге, в нашу оплату, входят безопасная, качественная услуга перевозки. Если мы не доехали до конечного пункта, то это уже некачественная услуга», — прокомментировала Ирина ситуацию.

Советы от общественницы Ирины Фурсовой, что можно сделать в подобной ситуации, согласно закону прав потребителей:

— Если вас не довезли до места и у вас есть билет, можно записать это на видео. Этих двух документов — билета и видео — будет достаточно, чтобы обратиться в суд с иском о взыскании морального вреда.

— В чем особенность взыскания морального вреда закона прав о защите прав потребителей? В том, что вам не нужно доказывать психические страдания, вам нужно просто доказать наличие вины услугодателя — это обыкновенное исковое заявление в двух словах о том, что, где случилось, что произошло и требование взыскания морального вреда. Как минимум 5 000 тенге вам заплатят.

Не бойтесь бороться за свои права в общественном транспорте: изучайте закон и консультируйтесь с общественниками!

Автор: Алёна Смирнова

Читайте также

Дмитрий Калмыков о вырубке березовой рощи в Караганде (Видео)

Дмитрий Калмыков — директор Карагандинского областного экологического музея — стал гостем программы «Три Товарища» и …