Фото - inbusiness.kz

«Одна на всех»: поиски останков погибших во время ВОВ

Жубан Гумаров из Западно-Казахстанской области вместе с единомышленниками с 2014 года начал Вахту Памяти, передаёт novoetv. 

Вахта Памяти — это поиск братских могил, установление личностей и торжественное захоронение останков.

Читайте также:

Одна на всех: общественное объединение «Atamnyn Amanaty»

Позже к Жубану Гумарову подключился поисковый отряд имени Героя Советского Союза Маншук Маметовой во главе с Сергеем Лапшиным из Таскалинского района.

«Наш отряд с 2007 года поднимал солдат в Новгородской области, Краснодарском крае, Горячих ключах, Ржеве. В 2017 году мы приступили к работе к Бокейординском районе. На станции Шунгай до сих пор заметны воронки. Братских могил, я уверен, десятки. В одной из них, как мы выяснили, должно лежать до 200 человек, потому что после бомбежки однажды погиб весь эшелон, а траншею для могилы копал трактор. Искать предстоит не далее 100 метров от железной дороги», – говорит Сергей Лапшин.

По железной дороге в Сталинград (ныне Волгоград) из Казахстана прибывало пополнение, провиант, техника, обратно шли эшелоны с раненными. На границе с Россией много населенных пунктов, но чаще всего бомбардировкам подвергались казахстанские станции Сайхин и Шунгай Бокейординского района, Джаныбек Жанибекского района, ближайшие села и аулы, разъезды железнодорожной магистрали.

Одна на всех: 14 фактов о Сталинградской битве

От них до Сталинграда – 150-200 км. С осени 1942 жители находились на военном положении, бомбардировки велись почти 5 раз в день.

«Первая бомбардировка зафиксирована 13 сентября 1942 года, последняя 3 января 1943 года, время сражений на Сталинградском фронте. Всего на эту дорогу фашистская авиация совершила 398 налетов, сбросив 8650 бомб. Материальный ущерб – по этим двум районам – составил более семи миллионов рублей, 300 мирных жителей погибло во время бомбежек, 250 были ранены. Согласно военным сводкам, собранным мною лично, на территории РК на железной дороге погибло 285 воинов. На самом деле, жертв было больше. Пока найдены две братские могилы», – рассказал Айбулат Шамуратович.

В первой братской могиле находятся останки 97 воинов 196 Краснознаменной Гатчинской стрелковой дивизии, воевавших в составе 62 Сталинградского фронта. Санитарный эшелон, вывозивший их с фронта, попал под бомбежку 1 октября 1942 года. 97 человек погибло, их похоронили на месте, 112 солдат и офицеров были ранены. 66 из них доставили в госпиталь №1584 села Джаныбек, остальных — в госпиталь №415 станции Эльтон. Идентифицировали только 40 воинов из 97 павших. В 1984 году останки воинов перезахоронили в братской могиле во дворе спортшколы села Сайхин.

В другой братской могиле находятся морские пехотинцы. 4 октября 1942 года на разъезде №365 (территория современного Сайхинского сельского округа Бокейординского района Западно-Казахстанской области) из-за бомбежки эшелона №16734 погиб личный состав Тихоокеанского флота, направлявшийся в состав Красной Армии.

Погибло 38 человек, но найти и поднять удалось останки менее половины.

«В 2015 году мы обнаружили и перезахоронили останки двух бойцов, в 2019-ом – еще условно 15 (черепов обнаружено меньше). Вес бомб доходил до 500 кг и после прямого попадания происходило всякое. Но мы надеемся найти всех 38, как и указано на страницах ОБД «Мемориал», – рассказал поисковик и краевед Жубан Гумаров.

Поисковики почти полностью уверены, что это именно те морские пехотинцы. Эта убежденность основана на личных вещах, найденные на месте их захоронения: звездочки от бескозырок, пуговицы с якорями, застежки от черных бушлатов – именно такого цвета форму носили моряки. Кроме того, по останкам понятно, что принадлежат они рослым воинам, под два метра, каковых и брали в морпехи.

«Документов и медальонов смерти не находили. И это не рождает вопросы, потому что старший по званию всегда забирал их для составления списков погибших и сдавал по месту прибытия. Невыполнение этого регламента, по положению военного времени, считалось подсудным делом. Поэтому отсутствие документов в поисковой работе никого не смущает. Другое дело – смертные медальоны. У морпехов «смертники», как их называли, имелись, но были не эбонитовыми черными, а деревянными (чтобы не тонули в воде). Так что если они и были, то давно сгнили», – считает Жубан Гумаров.

Поисковики отмечают, что найти «смертники» удается очень редко. Причина проста —  эбонитовый или пластиковый медальон, введенный в  Красной армии приказом Реввоенсовета в 1925 году, был не герметичен, не жаростоек. Лист с данными о бойце, находившийся внутри медальона, быстро приходил в негодность. В ноябре 1942 года эбонитовые медальоны были заменены на красноармейскую книжку. Выжившие товарищи забирали с собой эти книжки.

Сергей Лапшин и Олег Припадчев, поисковик с 30 летним стажем из Актобе работали на станции Шунгай в 2017-ом, затем помогали Жубану Гумарову поднимать морпехов. На месте первой братской могилы, по их мнению, может лежать до 400 воинов.

Электронных помощников, где есть и списки погибших и рассекреченные документы, раньше не было. Информация и найденные личные вещи воинов были выставлены в школьном музее – уголке боевой славы и музее-заповеднике Хан Ордасы Бокейординского района. На этом работа была приостановлена. В 1998 году ее продолжил Айбулат Курумбаев, возобновив переписку с ветеранами. С 2009 года при помощи интернета он стал устанавливать имена погибших по электронной базе данных.

Часто останки лежат под 10-сантиметровым слоем земли. Есть общие правила поиска останков:

  • вести поиски весной, пока земля мягкая и не заросла травой;
  • работать вручную — щупом и лопатой, забивать шурфы. Металлоискатель в данном случае не может помочь, нужны именно люди, добровольцы, так как ведется долгая и кропотливая работа.

Поисковики из Северо-Казахстанской области также нашли и подняли останки 44 солдат Вахты памяти в Калуге.

«Мы работали под деревней Хотьково Думинического района Калужской области. Для нас было очень важно побывать на поисковых работах именно в этой местности, так как здесь во времена Великой Отечественной войны шли кровопролитные бои с участием 387-ой Акмолинской стрелковой дивизией, сформированной из призывников Акмолинской, Северо-Казахстанской и Карагандинской областей», — рассказал командир отряда «Поиск» Александр Самойлов.

Он поделился, что работы для поисковиков много, так как из 8 тысяч человек личного состава в живых остались всего около 800.

«Поиски летом осложнены очень пересеченной местностью и тем, что населенные пункты, в районе которых шли жестокие бои с сотнями, тысячами погибших, сегодня стерты с лица земли. Со времен войны не существует сел Холмищи и Сусеи, на их месте сейчас трава в человеческий рост, крапива и ядовитый борщевик, так что работать здесь лучше весной», — отметил командир поискового отряда.

По его данным, из 44 найденных североказахстанцами бойцов удалось установить фамилии четырех из них, все они — россияне из Казани, Самары и Уфы.

«Нашими коллегами из российского поискового отряда установлена и фамилия одного казахстанца — младшего лейтенанта Светлакова Ивана Даниловича,1902 года рождения, призванного Илийским райвоенкоматом Алмаатинской области и умершего от ран в июне 1942 года. Как установлено эксгумацией, россиянами было обнаружено санитарное захоронение 11 человек, в том числе и нашего соотечественника, сделанное военно-медицинской службой РККА летом 1942 года», — поделился  Александр Самойлов.

По окончании Вахты памяти останки погибших были перезахоронены на Мемориальном комплексе в деревне Хотьково. С мест поисковых работ североказахстанцы привезли капсулы с землей из деревень Сусеи, Холмищи и Хотьково.

За годы работы отрядом «Поиск» найдены и перезахоронены останки больше 3 тысяч советских солдат, поисковикам удалось установить более 60 имен красноармейцев.

Автор: Асель Жауымбаева

Читайте также

РФ передала Казахстану останки погибшего под Ленинградом костанайца

7 мая в Санкт-Петербурге состоялась торжественная церемония передачи останков красноармейца Петра Фоменко, сообщает novoetv со …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.