Есть мечта – иди к ней!*

На счету Сырыма Аблай уже 15 проектов в фильмах и сериалах, как отечественного, так и казахстанско-зарубежного производства. О молодом и талантливом операторе заговорили на родине после работы, в единственной аккредитованной студией “Disney”, кинокомпании в СНГ. Сейчас Сырым востребованный кинооператор, который получает высокие гонорары и мечтает снять историческое кино.

«Именно оператор воплощает на экране всё то, что называется изображением и является сутью кино-видео фильма. Создание атмосферы, передача актерского мастерства зрителю, реализация стиля и жанра картины — это есть работа и предмет творчества операторов. Лучшие их работы являются высочайшими достижениями киноискусства».

Whats-App-Image-2021-07-07-at-12-53-20

С этих слов началось наше знакомство с Сырымом Аблай, профессиональным кинооператором, который работал над созданием таких сериалов, как «Скорая помощь» 1-2 сезон, «Телепорт» 1-2 сезон, 100-серийном фильмом «Айман и Шолпан» и многих других. Еще одним большим проектом стал полнометражный фильм-эпопея «Кажымукан», снятый киностудией «КАЗАХФИЛЬМ» совместно с «Беларусь Фильм». Съемки длились с 2020 по 2021 год.

 Сырым, Вы много снимаете и являетесь ответственным за операторскую часть очень большого блока популярной аудиовизуальной продукции сегодняшнего Казахстана. Туда входят и фильмы, и клипы, и сериалы. Насколько это сложно?

— Вы правы! Это очень трудоёмкий и долгий процесс, самое простое — это снимать непосредственно на съемочной площадке, а самое сложное — это подготовка проекта, куда вовлечены десятки людей. Составить календарно-постановочный план, найти подходящие локации, а также подобрать правильное оборудование для съемки, предусмотреть все нюансы, так как после команды «Мотор!» уже внести коррективы, зачастую, не представляется возможным.

— Какое Вы получили образование, чтобы стать оператором-постановщиком?

Whats-App-Image-2021-07-07-at-12-53-26-1

— Я не имею, так сказать, традиционого образования, всему что я умею, я научился непосредственно на съемочной площадке, нарабатывая опыт и получая знания в процессе работы. Где-то помогли коллеги, уже состоявшиеся профессионалы своего дела, а также просмотр сотен фильмов позволяет получить определенное видение в профессии. Но самое главное – это постоянная работа. Иногда даже во сне видишь, как лучше снять ту или иную сцену. И на утро идешь и воплощаешь это в жизнь.

— То есть можно сказать, что Вы «самородок»?

— Если хотите, да! Неограненный алмаз (смеется). Ну а если серьезно, каждый рождается с каким-то талантом. Вот я – художник. Просто рисую не на холсте. Я создаю свои произведения через объектив камеры. Складываю образ, сюжет и получаю то, что хочу показать своим зрителям. Каждый кадр рождается через муки творчества. По-другому — никак.

 Тенденции в кино постоянно меняются. Можете рассказать нам, как операторы держат себя в курсе технических новшеств на протяжении жизни?

— Многие технические вещи операторы заимствуют друг у друга, где-то подсматривают у метров Голливуда. А самая большая кладезь новинок это, конечно, интернет. Главное, никогда не переставать учиться. Только развиваясь можно оставаться лучшим в своем деле. Сейчас и заказчики хотят как можно больше разноплановых кадров. Съемка становится все сложнее. Никого больше не удивить подводными кадрами или в полете. Игра света, композиция кадра, в копилке оператора должна быть масса профессиональных хитростей, которые сформируют твой фирменный стиль. Именно он залог успешной карьеры.

 Насколько должна быть открыта диафрагма, чтобы достичь правильной глубины резкости?

— Как таковой “правильной” глубины резкости не существует, все зависит от драматики и настроения отдельно взятой сцены, немаловажную роль играет постановка света. Иногда прямо во время съемок рождается идея, которая становится главной изюминкой кадра.

 Давайте еще немного углубимся в специфику Вашей работы. Существует ли концепция записи звука, коррелирующая с вашей концепцией работы с изображением?

— Звук и изображение это разные направления, в начале было “немое” кино, а звук появился намного позже. Поэтому для оператора не важен звук, главнее постановка кадра. А вот уже при монтаже без звука начать работу не получится. Если не запланирован дубляж сцены, то закадровый текст ложится в основу.

Если интересно. Можем углубится. Например, заказчик хочет документальный фильм по заранее согласованному сценарию. Текст написан. Вносить коррективы нельзя. Моя задача собрать образ будущего фильма. Картинка должна не просто повторять то, о чем говорит диктор, она должна жить, должна вызывать эмоции — заставлять восхищаться, грустить или улыбаться. Если это не магия искусства, тогда что?

— Вы так воодушевленно рассказывате. Сразу видно, что живете своей професией.

— А по-другому я не понимаю, зачем посвящать чему-то жизнь. Ходить на нелюбимую работу, я считаю , преступлением против своей личности. Не отдаваясь по настоящему тому, чем занимаешся ты — рождаешь нечто, что нельзя назвать шедевром. И не важно, о чем идет речь, печет ли человек хлеб или шьет одежду. То, что ты создаешь должно нравится прежде всего тебе. Ведь ты вложил в это часть себя. Только так люди оценят твой труд, только так ты сможешь с гордостью подписать свое имя под законченным проектом.

— Расскажите нам об опыте работы в Голливуде. Вы приехали в США без каких-либо гарантий трудоустройства. Это был романтизм или авантюризм?

— Это скорее всего авантюра, так сказать, возможность проверить свои силы и узнать «чего я стою?». Но и доля романтизма тоже присутствует, ведь романтика Голливуда уже десятилетиями притягивает фильммейкеров со всего света. Там настоящая фабрика не только фильмов, но и професионалов своего дела. Так сказать, прикоснуться и окунуться в этот мир, я считаю, должен каждый профессональный оператор.

— Насколько сопоставимы эти профессии — оператор и режиссер?

— Я думаю эти две профессии именно в кино не могут существовать друг без друга, задача и видение режиссера которую должен прочувствовать и воплотить оператор. Один — это художник по изображению и свету и цвету, а другой — это как дирижер который задает всю концепцию фильма. Если нет тандема между ними, то хорошая работа не получится. Они могу спорить, что-то обсуждать и, в конечном итоге, представить миру фильм. Главный критик – это зритель. Ему не важны технические термины, сложности и все, что осталось за кадром. Он хочет погрузиться в ту историю, которую оператор и режиссер пытались рассказать. Когда просиходит полное погружение, фильмы становятся классикой. Об этом мечтает каждый из нас.

— У вас метод работы с режиссером каждый раз особенный?

— Да конечно каждый проект и каждый режиссер — это отдельная история и всегда важно найти общее творческое решение, которое будет разным в зависимости от жанра и желания режиссера

— Проекты, которые вы выбираете, они интересны Вам именно с творческой точки зрения?

— Да многие проекты я выбирал по степени интересности и глубины сценария, а также по локациям, которые заложены в изначальный драфт, потому что в масштабных и красивых местах всегда больше пространства для творческих маневров. Нет ничего хуже, когда приходится что-то искусственно создавать для полноты кадра. Это конечно, по своему, тоже интересный этап работы и без них не обходится практически не один фильм, но истинную глубину кадра можно получить именно «природных» съемках.

— Я замечал, что на пресс-конференциях, на премьерных показах Вас часто обделяют вниманием. Вопросы задают обычно режиссерам, актерам. А у Вас мало что спрашивают. Хотя часто только Ваша работа бывает на высоком уровне в этих проектах. Вам не бывает обидно?

— Нет не бывает обидно, кинооператоры это люди которые всегда стоят за сценой, если зритель не замечает операторскую работу это всегда плюс, значит они могут не отвлекатся и сконцентрироваться на истории, которая происходит на экране. Обидно было бы попасть в подборку киноляпов. Вот тогда имя твое часто будет на слуху. Такая слава точно никому не нужна.

— Какие у вас операторские амбиции? Вы бы хотели снять большой исторический фильм?

— Да, 2020-2021 годах я уже работал над проектом полнометражного исторического фильма эпопея “ Қажымуқан”. Его снимала киностудия «КАЗАХФИЛЬМ» совместно с «Беларусь Фильм». На производство ушло около года. Я бы хотел еще поучаствовать в таком проекте. Съемка больших батальных сцен с крупной массовкой очень сложна и требует серьезного мастерства и опыта, но я готов к вызовам. К счастью, сейчас огромное внимание уделяется казахстанскому кино. Я знаю, что готовятся сценарии фильмов и сериалов. Они находятся на согласовании. Так что в ближайшем будущем, наших зрителей ждет много интересных премьер, а профессионалов кино долгая и кропотливая работа. Надеюсь мы оправдаем все ожидания наших соотечественников и они смогут насладиться хорошими фильмами. Надеюсь также, что они будут переведены на другие языки и смогут выйти на зарубежные экраны.

— Очень амбициозные планы.

Whats-App-Image-2021-07-07-at-12-53-26

А как по другому? Есть мечта – иди к ней.

 В казахстанском кино есть операторская традиция, которая начинается с Берковича и поколения шестидесятых. Затем идет поколение восьмидесятых, девяностых – Сулеев, Кыдыралиев. Затем помладше – Рубанов, Косай. Вы чувствуете себя причастным к этим поколениям? Чувствуете преемственность, школу?

— Я не застал за работой мастеров Сулеева и Кыдыралиева, но чувствую их школу работая с их многочисленными учениками, которые делились частичкой их знаний. А с Ренатом Косай мне даже довелось поработать под его началом в 2014 году в сериале “Консультанты”, где он дебютировал как режиссер. И конечно же я получил колоссальный опыт во время этого проекта.

— Вы сказали, что учились, смотря на европейскую школу операторского дела.

— Да мне близок европейский стиль, я учился, просматривая европейские фильмы, где статичные монохромные кадры сменяются экшн съемкой с рук.

— Можно задам немного наивный вопрос. Кто Ваш, так сказать, кумир и любимый оператор?

— Ну почему наивный? У любового человека должен быть если не кумир, то образец, на который можно равняться. Для меня — это Кристофер Дойл.

— А кого Вы считаете своими вдохновителями? Может быть есть муза?

— Моими вдохновителями являются истории успеха голливудских мэтров кино таких как Тарантино, Сталлоне и Шварценеггер. Они проделали большой путь с самого низа до вершины не имея образования и какой-либо поддержки. Это истории людей, которые сделали себя сами. Будет здорово пройти такой же путь. Я только начал свою карьеру. Кто знает, о чем будет наше интервью через 10 лет?

Ну а насчет музы, я многозначительно промолчу. Разумеется есть человек, который меня окрыляет и чувства к которому заставляют верить, что я могу дотянуться до небес.

— Кто Вы на площадке исполнитель или творец?

— Отвечу так… Съемочный процесс — это командная работа. Когда я воплощаю задумку режиссера – я исполнитель. Ну а поскольку к процессу всегда нужно подходить творчески – я считаю себя творцом. В нашей работе нельзя обойтись без полета фантазии, без экспромта, без свободы творчества.

— Наши режиссеры работают с вами до съемок? Разрабатывают стилистику, атмосферу?

— Разумеется, стилистика, температура света, раскадровки и движение камеры обсуждаются на подготовительном периоде со всей командой.

 Насколько Вы самокритичны? У вас есть профессиональные минусы?

— Я думаю есть, но судить о моих плюсах и минусах в творчестве это доля зрителей. А вот без самокритики невозможно развитие. Очень многие как кинооператоры, так и режиссеры, и актеры, не могут смотреть свои работы на экране. Им всегда кажется что в каких-то моментах можно было сделать, если не лучше, то может быть иначе. И это нормально.

— Снова задам наивный вопрос — детский вопрос. Что лучше – пленка или цифра?

— Плёнка это классика, но в 21 веке снимать на цифру намного удобнее и дешевле, CGI-технологии шагнули далеко вперед и я думаю плёнка скоро станет экзотикой, как проводной телефон.

— Что Вы посоветуете молодым творцам кино?

— Даже незнаю, я и сам молодой творец. Думаю самое главное для нашего молодого поколения и трудиться не покладая рук. Есть одно главное правило успешного человека — пока о тебе говорят, ты существуешь. Нужно постоянно быть работе и если хотите «в тренде». Не бояться сложных вызовов. Я считаю, главное «ввязаться в драку», а там — посмотрим….

— Сырым, каждый год Вы работаете над сериалом или фильмом, а то и двумя. Когда работа проходит в авральном режиме, не происходит моральное выгорание?

— Вы имеете ввиду, бывали ли моменты, когда ты без сил, когда не можешь поднять руки и даже дышать становится тяжело? Когда не получается то, что ты задумал. И ты пробуешь снова и снова! Или про то, что иногда хочется взять и встряхнуть актера, который сегодня не «в ударе»? Да — процесс может выматывать, но это и есть Мир кино.

— Общаясь с Вами просто пронизываешься его духом. Благодарю, Сырым, за интервью. Желаю Вам достичь настоящих вершин! Мы обязательно встретимся с Вам снова!

— Спасибо. Буду рад!

На правах PR*

Автор: Alyona

Читайте также

МОН РК: рано говорить о продлении учебного года

В Министерстве образования и науки Казахстана рассказали, планируют ли продлевать учебный год из-за длинных зимних …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *