Общество

Танцуют все! Или как «легально» крутиться на голове…

Break

Существует интересная легенда, повествующая о том, что в начале 70-х годов в Америке выходцы из бедных кварталов Нью-Йорка, привыкшие с оружием в руках выяснять отношения, решили продемонстрировать свою силу и ловкость более оригинально. Противники выходили по очереди друг против друга и показывали свои умения и намерения на языке движений.
Так и появился брэйк-данс! Когда-то этот танец был запрещен, и за него можно было попасть даже в тюрьму! В наше время можно спокойно им заниматься — на радость себе и другим.

Break2

В гости к «Трем Товарищам» пришла школа современных искусств «Куба» при ДДиЮ Караганды, в составе: Николай Ушаков — руководитель, ученики — Адлет Сабитов, Анна Лазарева, Зейнгабыл Арсен и Станислав Ким.
Три Товарища: Доброе утро! С каким настроением начинаете понедельник?

Николай Ушаков: Здравствуйте! Понедельник — это любимый день! Потому что началась неделя и тренировки!

Три Товарища: Легенду о «мирных» танцах мы уже знаем. А как все-таки появился брейк-данс?

Николай Ушаков: Русские и украинские народные танцы составляют основу «би боинга», «брейкинга». В начале 70-ых годов коллективы из СССР гастролировали по США. Это понравилось американцам, они добавили элементы из различных субкультур. Так и получился брейк-данс.

Три Товарища: Был ли брейк-данс запрещен в СССР?

Николай Ушаков: Да, так и было. Это как часть западной культуры было под большим запретом. В 1986 году, когда была первая волна, было очень тяжело. И преследовали ребят, и даже наказывали.

Три Товарища: А как у вас, Николай, проходили тренировки?

Николай Ушаков: Со второй волной. Это 2001-ый год — была проблема с залами. Конечно, уже никто не наказывал. Но никто не давал площадки для тренировок, интернета в помине не было. Мы просто хотели танцевать. Занимались в подвалах, подъездах. Учились по видеокассетам. В этом и был весь шарм. А покрытием служил крагис. Первым еще везло: он был гладкий, а вот последним — не очень (смеется). Это было что-то новое, дерзкое, протестующее.

Три Товарища: А теперь вопрос к молодежи! Адлету Сабитову и Ане Лазаревой! Чувствуете ли вы протест в танце?

Break1

Адлет Сабитов и Аня Лазарева: Нет! Чувствуем свободу и танцуем от души! Брейк-данс — красивый танец! Поэтому и выбрали его!

Три Товарища: А есть ли у нас в Караганде «батлы»?

Аня Лазарева: Существуют, но мы обычно едем в Темиртау. Вот, например, 9 апреля пройдет «батл».

Три Товарища: Вопрос теперь тренеру: «Почему именно Темиртау»?

Николай Ушаков: На самом деле, батлы проходят в разных городах. Раньше мы проводили эти батлы, но в последнее время наша основная цель и направление в коллективе — это хореографические постановки, а не отдельные танцоры. Поэтому не организовываем в Караганде.

Три Товарища: И кто кого «перетанцовывает»?

Николай Ушаков: Покажет «батл» 9 апреля! А вот были соревнования 2 месяца назад, тогда в командном зачете в старшем составе 1 место взял Костанай, среди девушек — Караганда и в младшем — тоже карагандинцы из Пришахтинска.

Три Товарища: Разделяется ли брейк-данс на категории? Если да, то какие?

Николай Ушаков: Да, если брать позиции, которые были тогда, когда начинал заниматься я, тогда все классифицировалось как брэйк-данс. «Верхний» и «нижний». Более ранний термин звучал как «би боинг». Более узкий термин, личное определение участника каждого движения. В данном контексте нет стиля «робота», «поп локинг», и все было отделено и называлось «паппинг». Сейчас ребята занимаются всем: «хаус», «паппинг», «локинг», «брейкинг» и другие.

Три Товарища: Обмундирование спортсмена, каким оно должно быть?

Николай Ушаков: Одежда — это хб. Удобная футболка, если «нижний» брэйк, то водолазка или «капюшонка» с длинными рукавами. Локти стираются. Но чаще всего «летит» обувь. Она должна быть легкой и удобной.

Три Товарища: Какое должно быть покрытие?

Николай Ушаков: Когда начали заниматься, брали обычный крагиз, сейчас просто линолеум. В России встречали такое название, как «оргалит», но в Казахстане мы его не встречали.

После небольшой паузы произошла рокировка в прямом эфире, и к «Трем Товарищам» присоседились Зейнгабыл Арсен и Станислав Ким.

Break3

Три Товарища: Доброе утро, ребята! Сколько лет занимаетесь танцами?

Станислав Ким: Я занимаюсь 6 лет, начал в 7 лет. Меня привела мама. Мы узнали, что Николай Борисович пришел в ДДиЮ и записались.

Зейнгабыл Арсен: Я занимаюсь 3 года, когда пришел, было тоже 7 лет. Мама увидела объявление, и я попросил записать меня. Всегда хотел отличаться от других в школе, никогда не быть последним.

Три Товарища: По каким критериям выбираете учеников?

Николай Ушаков: Принимаем мы всех. Потом для меня самое главное — это старание. И еще — стремление и трудолюбие. Бывает такое, что не получается у ребенка, но если человек хочет — я буду биться с ним до конца, пока не получится!

А в конце программы ребята все вместе показали свои умения и навыки!

Break4

Стоит отметить, что набор идет каждый год в начале сентября. Все желающие могут прийти в ДДиЮ (Караганда), найти Николая Борисовича Ушакова и воплотить мечту в жизнь!

Break5

Статьи по теме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Проверьте также
Close
Back to top button