Одна на всех: значение переписки во время ВОВ

Одна на всех — это суть Победы, в приближении которой участвовал каждый участник событий: военные руководители, рядовые солдаты, партизаны-подпольщики, разведчики, труженики тыла, ударники труда, рабочие и даже дети… Зачастую единственной нитью, которая связывала тыл и фронт, была переписка. Редакция novoetv попыталась разобраться в значении и роли писем времен ВОВ.

С развитием технических средств менялся способ, материал и метод доставки писем. Если первоначально текстовые сообщения создавались на бумаге и других материальных носителях, то в сегодня электронный способ передачи все шире распространяется не только в личной, но и в деловой переписке. Однако сама переписка по-прежнему сохраняет важную роль социального взаимодействия. В годы Великой Отечественной войны, вызвавшей перемещения огромных масс людей, значение переписки многократно возросло в сравнении как с предшествующими, так и последующими периодами истории. Письма остались практически единственным способом коммуникации между людьми, оказавшимися в совершенно разных мирах.

При сохранении прежних направлений переписки главные потоки писем в 1941–1945 гг. шли с фронта и на фронт. Лишенные на долгие месяцы или даже годы самой возможности видеться и общаться с родственниками и знакомыми, военные только через переписку могли узнавать новости и события родных людей. Письма выступали главным каналом общения фронта и тыла. Через письма родителей и детей, родственников, любимых людей и друзей происходил обмен информацией и эмоциональными переживаниями — так восполнялся дефицит личного общения.

Военное положение в стране вскрыло факт плохой организации почты, которая не могла должным образом обеспечить своевременную доставку даже важнейших сообщений и писем в расположения частей армий. Сталин называл связь «ахиллесовой пятой» Советского Союза. Нужно было срочно и радикально менять ситуацию. В первые же дни войны Сталин вызвал наркома связи СССР Пересыпкина И.Т. для доклада о разработанных срочных мерах по переводу государственной связи на военное положение.

Справка

Пересыпкин Иван Терентьевич в 1919-ом году добровольцем вступил в Красную Армию и воевал на Южном фронте против Деникина. После окончания гражданской войны работал милиционером, а в 1924-ом году закончил Украинскую Военно-политическую школу и был командирован политбойцом в Первую кавалерийскую дивизию Запорожья. В 1937-ом Иван Терентьевич окончил электротехническую академию РККА и получил должность военного комиссара Научно-исследовательского института связи Красной Армии. 10 мая 1939-го он был назначен наркомом связи, в июле 1941-го – замом наркома обороны, а 21 февраля 1944-го года стал маршалом войск связи. В годы войны связисты под руководством Иваном Пересыпкина решили множество сложнейших задач: было организовано более трех с половиной тысяч подразделений связи разного назначения, численность этого вида войск выросла в четыре раза, достигнув почти одного миллиона человек. Каждый десятый советский солдат был связистом. Средства связи работали в четырнадцати стратегических оборонительных и тридцати семи стратегических наступательных операциях, 250 фронтовых наступательных и оборонительных операциях.

Для возможности быстрого и удаленного решения вопросов, связанных с управлением войсками, приоритет был отдан телефонии и радио.

Начальник управления связи Красной Армии Гапич был снят Сталиным со своего поста, а все его обязанности были возложены на Пересыпкина, который теперь совмещал сразу две должности: начальника связи армии и заместителя наркома обороны, оставаясь при этом наркомом связи. Именно он предложил призывать в действующую армию гражданских специалистов, которым было поручено в срочном порядке наладить неудовлетворительную работу военно-почтовой службы.

В ходе военной операции советские военные получили устав полевой почтовой службы немецких войск, и это во многом помогло быстро наладить порядок. Однако использование грамотно разработанной немецкой модели не устраняло чисто советских проблем. В первые недели войны почтовые работники столкнулись с банальной проблемой — нехватка конвертов. Тогда появились письма-треугольники, когда лист с письмом просто складывали в несколько раз, а на верхней стороне писали адрес получателя.

Письмо-треугольник представляло собой лист бумаги прямоугольной формы, загнутый сначала справа налево, а потом слева направо. Оставшаяся полоска бумаги вставлялась внутрь. Марка не требовалась, письмо не заклеивалось, так как все знали о том, что его будет читать цензура. На наружной стороне писался адрес назначения и обратный и оставлялось чистое место для отметок почтовых работников. Поскольку тетради были в дефиците, послание писалось мельчайшим почерком, заполнялось все пространство. Если адресат к моменту доставки письма уже погиб, то на треугольнике делали запись о гибели, перечеркивали адрес назначения и возвращали обратно. Зачастую такой треугольник заменял «похоронку». В редких случаях, когда адресат числился без вести пропавшим или был расстрелян за трусость, письмо уничтожали. Если солдат был переведен в другую часть, попал в лазарет или госпиталь, то на месте для пометок ставили новый адрес. Некоторые такие переадресованные письма исчезали на долгое время, находя адресата уже через годы после войны или вовсе терялся.

Адрес на письме, которое необходимо было доставить на фронт, в начале войны писался как Д.К.А. – Действующая Красная Армия, затем указывался порядковый номер ППС или полевой почтовой станции, номер полка и место службы солдата. Со временем использование такой системы адресов показало, что существует возможность раскрытия месторасположения действующих частей и подразделений. Захваченная врагом почта вблизи от расположения советских воинских группировок предоставляла ему всю информацию о месте их дислокации, а это было недопустимо. Согласно приказу наркома обороны была принята новая инструкция по адресованию почтовой корреспонденции для Красной Армии в военный период. После аббревиатуры Д.К.А. и номера ППС стал указываться специальный условный код военного подразделения, который был известен только тем, кто читал приказ о присвоении соответствующего номера конкретной военной части.

Советским военным иногда удавалось перехватить почтовые грузы для немецкой армии. Тщательное изучение писем солдат противника свидетельствовало о том, что пафосное настроение немецкой армии после холодов зимы 1941-го – 1942-го годов сменилось ощущением неуверенности, тревоги. В свободное от боевых действий время политруки устраивали массовую читку немецких писем, что придавало солдатам Красной Армии дополнительные силы и уверенность в успехе их благого дела.

На почтовую авиацию была возложена еще одна миссия — распространение агитационных листовок, которые должны были повлиять на психологический настрой немецких солдат и подорвать веру в скорую и неминуемую Победу. Над содержанием листовок работала «идеологическая машина». Хорошим образцом является листовка «Спасение Германии в немедленном прекращении войны», написанная председателем Президиума Верховного Совета и талантливым пропагандистом Михаилом Калининым. Немцы также со своей стороны периодически сбрасывали листовки или набивали ими гильзы и выстреливали в направлении советских окопов. Довольно часто эти бумажки печатались на папиросной бумаге хорошего качества в расчете на то, что какой-нибудь русский солдат непременно подберет ее для самокрутки и, разумеется, прочтет.

Строки из листовки «Спасение Германии в немедленном прекращении войны»: «…Взгляните здраво и хоть немного поразмыслите – погибло два миллиона немецких солдат, не говоря уже о пленных и раненых. А победа еще дальше, чем была год назад. Гитлеру не жалко простых немецких людей, он угробит еще два миллиона, но победа будет также далека. Конец у этой войны только один – почти полное уничтожение мужского населения Германии. Женская молодежь никогда не увидит молодых немцев, ибо они умирают в снегах СССР, в песках Африки. Сдаваясь добровольно в плен, вы отмежевываетесь от преступной гитлеровской банды и приближаете конец войны. Сдаваясь в плен, вы сберегаете жизнедеятельное население Германии…».

Основное количество почтальонов или экспедиторов, как их тогда официально называли, составляли мужчины. Это было неслучайно, поскольку общий вес груза, который им приходилось переносить, состоял помимо привычного обмундирования из множества писем и газет и почти равнялся весу пулемета.

В некоторых районах (там, где невозможно было незаметно пролететь почтовому самолету) для доставки почты использовались почтовые голуби, которые переносили секретные сообщения через линию фронта. Немецкие снайперы даже пытались отстреливать птиц или выпускать специальных ястребов, но большей части голубей все же удавалось успешно доставить информацию по назначению. Советские ученые даже вывели особую породу голубей, способных летать в ночное время суток.

Советская военная почта к концу 1941-го года уже работала как четко отлаженный механизм. Ежемесячно на фронт доставлялось до семидесяти миллионов писем. Сотрудники почтовых сортировочных пунктов трудились круглосуточно, чтобы не допустить перебоев и задержек. Однако они иногда все же случались, если военная часть отступала или попадала в окружение. Бывало и так, что письма гибли вместе с почтовыми эшелонами или безвестно пропадали в сумке убитого при их доставке почтальона. Но в большинстве случаев прилагались все силы к тому, чтобы каждое письмецо как можно быстрее дошло до своего адресата, даже если он находится на временно осажденной территории.

Для доставки почты порой использовались все мыслимые и немыслимые способы. Так, в Севастополь письма приходили на подводных лодках, а в Ленинград их сначала везли через Ладожское озеро, а после прорыва блокады в 1943-ем году на отвоеванном узком участке суши через построенный секретный 33-километровый железнодорожный коридор. Позднее эту трассу, по аналогии с Ладожской Дорогой Жизни, назвали Дорогой Победы.

6 февраля 1943-го года всем военным частям и их подразделениям были присвоены новые условные номера. Теперь почтовый адрес фронтовика состоял всего из пяти цифр: номера войсковой части и полевой почты. По мере продвижения советских войск на запад в каждом отвоеванном районе необходимо было восстанавливать почтовую связь. Помогало то, что за годы войны механизм был отработан до автоматизма, а главное — были специалисты по связи высокого класса.

После того как 1 декабря 1944-го года Красная Армия пересекла границу СССР и война уже близилась к своему завершению, Госкомитет обороны принял специальное постановление, согласно которому всем военнослужащим действующей армии разрешалось один раз в месяц отправить посылку определенного веса домой.

Всего за четыре месяца 1945-го года почта смогла доставить в тыл страны десять миллионов посылок, для перевозки которых потребовалось более десяти тысяч двухосных почтовых вагонов. В основном солдаты отправляли домой одежду, посуду и мыло, а офицерский состав мог позволить себе послать и более ценные подарки. Когда на почтовых отделениях начали скапливаться целые горы неотправленных посылок, правительство вынесло решение о введении дополнительных почтово-багажных поездов.

После 8 мая 1945 года, когда Германией был подписан акт о капитуляции, почте предстояло выдержать последний «бой». Горы поздравительных писем и открыток буквально захлестнули все почтовые отделения нашей страны. Люди спешили поделиться своей радостью. Справиться с таким мощным потоком было просто невозможно, и горы неразобранных писем скапливались на почтовых станциях, доходя до адресатов с большим опозданием.

Важно отметить, что за семь с лишним десятилетий существования историографии Великой Отечественной войны отношение к письмам как историческим источникам менялось: они и воспринимались как единственный способ узнать действительную картину событий или сражений, и подвергались острой критике за субъективность содержащейся информации. Правда, исследователи считали письма «едва ли не наиболее информативным и достоверным источником по проблемам духовной жизни советского общества в годы войны» гораздо реже. Долгое время в центре внимания советских и зарубежных исследователей находилась история государств и межгосударственных отношений, ход военных действий, вопросы дипломатии и внешней политики, а главное значение придавалось использованию официальных документов, включая и делопроизводственную переписку.

Большинство воспоминаний были записаны уже после войны, на их содержание и тональность оказали влияние сложившиеся в советском обществе патриотически-политические клише. Количество дневников военного времени небольшое. Особенно это касается дневников фронтовиков, которым прямо запрещалось их вести.

Переписку времен ВОВ можно условно разделить на 3 вида:

1) переписка военная — переписка глав государств и военных руководителей, официальные документы, донесения, схемы, планы перехватов и пр.. Обозначение военной стратегии, взаимопомощи, действий как в форс-мажорных, так и в штатных боевых ситуациях;

2) переписка осужденных с родными — единственная связующая нить людей с внешним миром;

3) переписка частная — связь тыла и военных (как высшего, так и низшего звена), личная переписка друзей, родных, знакомых из одной части СССР в другую. В них много лирики, надежды на будущее, выражения чувств и чаяний народа, много бытовых описаний, есть просьбы найти или передать что-либо кому-то.

В следующих статьях мы расскажем о каждом виде переписки отдельно. Следите за обновлениями.

Источники: historicaldis.ru, topwar.ru, old.memo.ru, museum-lesnoy.ru, описание письма-треугольника — из книги «По следу «Серого». Автобиографическая повесть» (книга первая).

Автор: Корреспондент

Редактор программ реалити, координатор на ТК "Новое телевидение".

Читайте также

На 10% выросла зарплата в Казахстане

Заработная плата выросла за год на 10,5%, ее покупательская способность — на 5,2%, но в …