Движение #НеМолчиKZ: о бытовом насилии и отношении общества к теме

Дина Смаилова — лидер движения #НеМолчиKZ. Почему важно говорить о своих проблемах, проводить половое воспитание с детьми младшего школьного возраста и что вкладывается в термин «насилие», узнала от героини редакция novoetv.

Движение #НеМолчиkz ведет активную деятельность и содействие в изменении отношения общества к пострадавшему от насилия и защите его прав через повышение культурно-нравственного и правового сознания.

— Расскажите, с какой целью и когда был создан общественный фонд #НеМолчиKZ?

— Общественный фонд создался очень спонтанно. Я много лет занималась детским продюсированием. И вот в 2016 году, когда началась акция «Я не боюсь сказать», я вышла с заявлением на своей странице в Facebook и сообщила женщинам, что нельзя молчать о насилии. Я сама пережила в юности насилие и очень много лет носила это в себе. Мое заявление вызвало широкий резонанс: ко мне пошло большое количество писем, огромное количество благодарности. Так получилось, что как-то общество  подтолкнуло к этой ситуации, что пришлось создавать фонд, пришлось поднимать целое движение. Эта тема на самом деле оказалась очень болезненной и необходимой.

— Когда я посмотрела на странице Facebook, с чем Вы работаете, я была шокирована тем, что у нас происходит. И это не всегда взрослые люди — это подростки, дети… Вам хочется сказать большое спасибо, потому что эта тема щепетильная, не каждый решится выйти рассказать об этом. Это очень сложно. Какую конкретно работу Вы проводите?

— Цель нашего проекта — борьба с насилием. Часто мы заблуждаемся в том, что в первую очередь, мы должны помогать жертвам насилия. А вообще, правильнее всего в первую очередь бороться с насилием, потому что если мы не будем останавливать насильников, не будем останавливать агрессоров — насилие будет продолжаться. Можно сколько угодно спасать жертв насилия, но если не бороться с самим насилием, то оно не остановится никаким образом. Мы выбрали такую форму, когда борьба идет открыто, публично, когда порицание насилия идет очень массово. Каждый случай, который вы можете прочесть у нас на странице, он действительно обсуждается очень широко, и сейчас мы уже получили колоссальную поддержку общества по защите прав женщин и детей от насилия.

— Есть ли какая-то статистика? Что на 2019 год: есть ли тенденция роста, или наоборот, уменьшения насилия в казахстанском обществе.

— Насилия на самом деле очень много. К сожалению, статистика у нас не совсем достоверная. Если посмотреть на статистику сексуального насилия от 2010 до 2019, то уровень насилия спал, особенно в период с 2015 по 2019 год. Возможно, именно это связано с тем, что женщины перестали молчать. Это связано с тем, что люди идут в СМИ и публично порицают насилие. Потому что оно (насилие — прим. ред) сократилось с 2015 года практически в три раза. Но объектом насилия по-прежнему остаются дети и женщины.

— То есть, самые беззащитные…

— И старики, к сожалению. Да.

— Что конкретно Вы подразумеваете под словом «насилие»?

— Насилие — это все, что подавляет личность психологически и физически. Все, что морально ломает человека. Любое насилие, которое происходит против личности, помимо воли человека. Конечно, это сексуальное, экономическое, психическое, физическое. Наши организации занимаются поддержкой жертв всех этих форм насилия.

— Вы сказали, что чаще всего неправомерным действиям подвергаются дети, женщины, иногда и старики. А скажите, по Вашему мнению, почему именно так происходит?

— Это самые слабые, уязвимые слои населения, которым очень трудно себя защитить. В целом, в нашей стране дети подвергаются насилию и женщины подвергаются насилию. И самое страшное — не то, что мы знаем, что насилия много, а то, что об этом все молчат. Все знают и молчат о том, что будет происходить в соседней квартире или доме на глазах у родственников, но будут молчать, потому что у нас ментальность такая — уят, стыдно, неправильно… Потому насилие умалчивается со всех сторон. Таких вопиющих случаев очень много.

— Вы говорите, что умалчивается от других лиц. Но иногда и сами жертвы насилия молчат. Например, муж выпил, избил, а протрезвев, извинился. Это происходит систематически и сама женщина это замалчивает.

— Я скажу по-другому. Дело не в том, что он протрезвел и стал немного лучше. Дело в том, что есть некая безысходность: когда женщина просто обращается за помощью один, второй, третий раз либо к родственникам, либо в какие-то органы — она там не всегда получает поддержку. Не каждая семья готова к этой новости подойти так кардинально, чтобы пойти и перевоспитать этого супруга или забрать свою дочь из семьи. Большинство говорят: «Терпи». И вот это «терпи» — это наш бич, когда женщина вынуждена терпеть. Она идет в полицию, там тоже ей говорят: «Это же ваш муж, терпите. Может, что-то изменится». На это уходят годы, к сожалению. Многие теряют годы, многие теряют здоровье, физическую форму. Вообще, психологический настрой теряют. У нее в какой-то момент теряется сознание, она привыкает к этой ситуации, это для нее становится нормой. Но есть еще и такая проблема, когда само общество слишком толерантно относится к насилию. У нас нет стопроцентной нулевой терпимости к насилию. Мы можем на улице пройти и подумать, что это не наше дело. Права человека нарушаются, но это будто норма.

— Вы проводили лекцию по теме «Уят». Это имеет прямое отношение к тому, как воспитывают девочек и к чему это может привести?

— Мы проехали по Казахстану, уже были в трех областях, где прочитали более 70 лекций и около 7 тысяч слушателей уже это слышали. Последняя тема — «уят». Мы были в педагогическом университете и задавали девочкам вопросы интимного характера, выяснили такие моменты, что слишком много тем подвергается уяту. Например, дети не говорят даже о любви с родителями, дети не говорят о сексе с родителями, дети боятся говорить о самом насилии с родителями. И когда касается вопросов полового воспитания, даже 20-летние девушки стесняются говорить на эту тему с родными. Мы задавали прямые вопросы и практически постоянно получали ответ, что стыдно с родителями об этом говорить. А как и где ребенку получать половое воспитание? Ребенок идет либо к друзьям, либо в интернет, либо читает что-то не очень правильное. А мальчики вообще любят раздавать такие советы «героические». У нас много случаев и ситуаций, где мальчишки просто вляпываются в какие-то ситуации, когда какой-то «герой» берет и подбивает их на какие-то групповые преступления. Вот это самое опасное — когда нет норм, нет критериев и нет понимания слов «стыд», «права человека», «закон», «преступление».

— Получается, и родители тоже так были воспитаны, им никто не объяснял?

— Не только родители, даже педагоги не знают, как это объяснять. И даже педагогам стыдно на эти темы говорить. По нашим личным опросам только 10% детей разговаривают со своими родителями на такие «запрещенные» темы откровенно. И родители, которые говорят с детьми сами, в таком же проценте.

— У нас принимается что-то на законодательном уровне, чтобы детям объяснять, как устроен организм, что насилие — это не норма?

— Я даже не слышала, чтобы это законодательно как-то менялось, но мы постоянно поднимаем идею о том, чтобы понятие «насилие — не норма» пропагандировалось в школах. Если говорить о европейском уровне качества обучения, то там запрещены крики на детей, тем более, побои или какие-то унизительные процедуры публичные, которое делаются в классах (поставить ребенка в угол, употребить уничижительную лексику к ребенку при классе). Мы должны поменять в корне сознание людей, а это сознание меняется с самого рождения. Ребенку нужно с первого класса внушать, что насилие — это не норма. Не только внушать, но и демонстрировать собственным поведением. Если взрослые будут демонстрировать именно поведение без насилия, то и дети перестанут быть насильниками. У нас очень много случаев, когда дети проявляют насилие против детей. Даже сексуальное насилие в отношении других детей.

— Ждет ли наших детей в будущем проект по половому воспитанию в школах?

— Об этом сейчас постоянно говорят и пишут, но дело в том, что у нас все равно искаженный подход к этому. У нас думают, что о половом воспитании надо говорить тогда, когда ребенок вырос. Почему в Европе это делается в 6-7 лет? Потому что у ребенка нет сексуального интереса, нет сексуального влечения. Он просто посмотрит на эту картинку для ознакомления, для него это — голая физиология. Никакой пошлости, никаких мыслей низких, как у нас этого боятся взрослые. Школьник, который в 14 лет начинает изучать физиологию — девочки в присутствии мальчиков, мальчики в присутствии девочек — это наоборот вызывает интерес. Половая грамотность должна проходить намного раньше среди детей. Он уже в 11 лет должен понимать, откуда берутся дети, как обезопасить себя от преждевременной беременности — и это должно быть нормой, не должно быть стыдно. Это не уят. Нам к этому сознанию идти еще … не знаю, сколько лет.

— На одном ютьюб-канале есть видео, где показывают беременную куклу Барби и рассказывают, откуда у нее ребенок. Это вызвало большое недовольство зрителей. Многие писали, что должно быть стыдно от таких видео. 

— Это сознание взрослого человека, который уже не может смотреть детским взглядом без взрослого понимания, без своего опыта. Я своей дочери в 6 лет рассказала, откуда берутся дети. Я сказала тогда, когда ребенок задал об этом мне вопрос. Я не говорила: сядь и послушай. Я сказала тогда, когда ребенку это было интересно, когда она созрела для этих разговоров. Абсолютно у нас не было никакой трагедии на эту тему.

У движения есть телефон доверия: +7705 151 0000.

Есть страница в Facebook.

Вы можете написать и позвонить по этому номеру, если кто-то из ваших родных или близких подвергается насилию или же Вы сами находитесь в сложной жизненной ситуации. Помните, что важно не молчать!

Полное видео эфира программы «Три Товарища» с Диной Смаиловой.

Автор: Алёна Смирнова

Алёна Смирнова

Читайте также

Средняя стоимость нового автомобиля в РК выросла на 6%

По итогам I полугодия 2019 года казахстанцы приобрели 30 754 новых легковых и легких коммерческих …