Четверг, 22.08.2019

Ирина Городкова: о творческом пути актрисы к юбилейному вечеру

В это воскресенье, 27 января, пройдет юбилейный вечер Ирины Городковой (Немцевой). Актриса поделилась с novoetv.kz воспоминаниями о первых ролях, знакомстве с будущим мужем и даже дала совет молодому поколению. Но обо всем по порядку.

Детство у Ирины Федоровны было яркое: по её словам, она любила все, и все ей было интересно. В школьное время посещала множество кружков: будущая актриса любила вязать, петь, танцевать. Мама видела маленькие Ирину в будущем врачом, а одноклассники дразнили её артисткой.

«Я так думаю, что они, в общем-то, установку такую дали мне — быть артисткой, хотя у меня много было интересных желаний на будущее», — вспоминает Ирина Федоровна.

Когда ей было 14 лет, в школу пришли люди из народного театра, чтобы набрать актеров для массовых сцен в революционную пьесу. Ирина Федоровна и её подруга получили роли в массовке — они были девочками-крестьянками, задачей которых была наблюдать и переживать за тем, что происходит на сцене.

В этом же нежном возрасте артистка получила роль в водевиле Леонида Ленча «Ты – это я». Роль свою Ирина Федоровна выучила за ночь, и на следующий день уже репетировала с мэтрами народного театра.

Ирина Городкова поступала в Свердловское театральное училище, но поступить ей не удалось. Будущая актриса была очень расстроена, и ей пришлось устроиться в автоагрегатный завод сборщиком-слесарем отопителей регуляторов.

Как раз в это время с гастролями в город, где она работала, приехал Каменск-Уральский театр.

«Я ходила на все спектакли, и меня заинтересовал один молодой человек — актер Немцев Иван Сергеевич, с которым мы уже скоро 50 лет вместе. Он был похож на мою первую любовь», — делится Ирина Федоровна.

В Иване Сергеевиче она увидела что-то до боли знакомое. После очередного спектакля она подошла к нему и стала расспрашивать, как он стал актером.

Через какое-то время Ирина Федоровна приехала в Каменск-Уральский, где занималась в театральной студии Свердловского театрального училища. Позднее она окончила Екатеринбургский государственный театральный институт, где обучалась вся семья: её муж, она и их сын Иван, который специально прилетел в Караганду на юбилейный вечер мамы. Иван Немцев — театральный режиссер, актер, сценарист. Сейчас проживает в России, а до 2013 года работал вместе с родителями в театре им. Станиславского.

Расскажите о своем первом выходе на сцену.

Первое — это на сцене Каменск-Уральского театра. Я играла три образа сразу. Был спектакль «Без вины виноватые», и я играла слугу, расклейщика афиш и фонарщика — то есть все мужские роли играла я. У меня вообще где-то 25-27 ролей мальчиков по всему творческому пути. В нашем «Вишневом саду» я играю Фирса. Это умереть и не встать! (смеется) Старичка под 90 лет! Я долго не могла поверить режиссеру. Говорю: «Это шутка, это ирония. Вы надо мной издеваетесь». Он говорит: «Нет. Это не мужчина и не женщина. Это — дух дома, такой своеобразный домовенок. Человек, который всю жизнь прожил без семьи и без детей, знал только женскую работу. Вот я его вижу таким. Очень тихий, никого не обидит».

Все же, вернемся к первым ощущениям. Как Вы готовились к ролям?

Роль маленькой Бабы-Яги

Я абсолютно верила во все это, как я одета была. Но это были молодые люди — и фонарщик, и другие. Я помню, это были такие брючки с полосочкой, сапоги, дальше косоворотка, только там менялись детали какие-то, чтобы это относилось к разным людям. Слуга — это один, фонарщик — это другой… Расклеивала с удовольствием! Этот третий, измазанный в клею. Муку мне заводили, я перемажу руки, лицо — и хожу такая счастливая, наклеиваю.

На тумбе много было (афиш — прим. ред.), но моя задача была уже с намазанной афишей выйти. Я с таким удовольствием клеила к тумбе, (смеется) расправляла. Знаете, я очень довольна тем, что в театре поэтапно моя творческая судьба складывалась. Бывает, некоторые сразу получают большую роль, центральную. Их называют счастливчиками. А я считаю, что надо набираться опыта, чтобы потом прийти. Понимаете, когда ты набрал, потом в центральной ты, больше выдашь опыта. Наша профессия из внимания состоит. Мы же в основном наблюдаем. Сколько типажей ходят! Бери любого и играй. И поэтому я так поэтапно двигалась. В основном начинала с эпизодических ролей, но счастлива была, мне все нравилось. Моя огромная задача была — быть не похожей, все время меняться.

Было ли какое-то волнение? Как Вы с ним справлялись?

Вы знаете, я вот сейчас вспоминаю… У меня волнение только до выхода на сцену, а потом мне некогда волноваться. Моя задача, которая мне была дана, мне её выполнить надо. То есть я должна была выполнять то, что мы решили с режиссером, то, что установлено режиссером. Это уже не я, это другой человек. Поэтому за него мне зачем волноваться? (смеется)

О какой роли Вы мечтали?

Вы знаете, когда сюда приехала, мне очень нравилась роль Эдит Пиаф, и я ее сыграла. Сейчас я не то что мечтаю — я раньше мечтала о мамаше Кураж. К нам приезжают ее ставить, но я скорее всего, я там не буду играть. Роли, наверное, дадут актрисам среднего возраста, а я считаюсь старшим поколением.

Когда Вам досталась роль мечты, какие были чувства?

Госпожа Журден

Вы знаете, я когда её отыграла, мне было плохо, у меня была истерика. Во-первых, роль очень сложная — Эдит Пиаф, её судьба очень сложная. Это же символ Франции как Эйфелева башня, и голос Пиаф — это символ Франции. Я перечитала всю литературу, которую могла достать. Потом уезжала Нина — поэтесса — в Израиль, и она мне подарила книжечку Легентова «Эдит Пиаф». Генрих Сергеевич (прим. Генрих Оганесян — гравный режиссер театра им. Станиславского с 1986 года по 2006 год. Поставил пьесу об Эдит Пиаф в 1997 году) поставил эту пьесу.

Мы не говорили о том, что я бы хотела сыграть эту роль. Я раньше мечтала, а вдруг так получилось, что и сыграла. И еще: ну я не скажу, что мечтала, но была бы счастлива сыграть Гюго Эсмеральду из «Собора Парижской Богоматери», и сыграла. Получилось так, что здесь взяли спектакль, когда я сына рожала. Позднее спектакль уже шел, и получилось, что актриса уехала, а спектакль, видимо, жалко было отправлять в небытие. И вот меня ввели на Эсмеральду, и я играла несколько лет: с 33 лет почти до 40. В 38, что ли, был последний спектакль. На Украине на гастролях случилась неприятная травма, и мы его (спектакль — прим. ред.) уже больше не восстанавливали. А так я во многих городах сыграла эту роль. Как раз тогда реставрация была театра, мы базировались в 5-й школе на вокзале — там я и репетировала, а первый свой спектакль (Собор Парижской Богоматери — прим. ред.) играла в Тольятти.

В Вашей актерской копилке очень много ролей. Есть герои из русской и зарубежной классики…

Очень много ролей. Копилкой меня не обижали. Сейчас у меня идет меньше ролей, но пока еще достаточно — около 20-ти где-то на идущий репертуар.

Какие образы, сыгранные Вами, ближе всего?

Я думаю, такие экспансивные, эксцентричные, эмоциональные, темпераментные. Испанку я играла. У нас шел спектакль «Мари, апрель, Париж», там я играла Пепиту, испанку. Со мной работал кубинец — не могли здесь испанца найти. Он меня обучал испанскому языку. Он сказал, что они (языки — прим. ред.) идентичны, как и бразильский, португальский, испанский. Работал месяца три со мной, если не больше, почти каждый день. Ему давали два часа, а он даже и три, и четыре занимался… Я уже даже так смотрю на часы, намекаю  Я очень любила роль Женьки в спектакле «Яма» по Куприну. Как-то все время много играла, с удовольствием всегда.

У многих есть свои идеалы в профессии. Кто это для Вас и что брали от них для себя?

Маривонн Дюпре

Я всегда считала идеалом инженю травести (прим. ред — театральное амплуа, требующее исполнения соответственно переодетым лицом роли другого пола; преимущественно актриса, исполняющая роли мальчиков, подростков, девочек, а также роли, требующие переодевания в мужской костюм.), потому что у меня мальчики, девочки по молодости были. Я даже здесь (театр. им. Станиславского — прим. ред.) в 50 лет играла Иванушку в «Сестрице Алёнушке и братце Иванушке». Все ходила и говорила: уберите, у нас столько молодежи, студенты, худенькие, маленькие, здесь же девочек можно и мальчиков ввести. А режиссер мне говорил: «Пусть учатся! Не болтай! Играй!»

Вообще, идеал как актрисы для меня моя учительница, с которой я ни разу не встречалась — Фаина Раневская. Обожаю… Я играла госпожу Журден. Её очень часто играли мужчины. Я еще смеялась: настоящего мужика нашли в театре. Я просила помощи у нее (Фаины Раневской — прим. ред.)

У Эдит Пиаф я просила, чтобы она мне дала силы, когда её играла. С госпожой Журден я все время к Раневской обращалась: перед спектаклем за кулисы, за задник уходила и разговаривала с ней, чтобы она мне помогла, потому что я считала, что это её роль по краскам, по характеру внутри. Она (героиня — прим. ред.) знаете у меня так начинала: веником метет балкон и говорит: «Пошли все вон! И ты пошел вон!». А Генрих Сергеевич говорил: «Это она меня гонит» (смеется). Сейчас у меня есть роль в спектакле «Формула счастья» — Мадам Маривонн. Там тоже режиссер попросил. Говорит, она воевала с мужем 20 лет, понимаете? Курила, пила, эти вонючие мужики, она и матом ругалась — ну там словечки-то есть! И с ружьем, и с финкой… И поэтому Ирина Федоровна — только с низким, таким прожженным, прокуренным, таким вот пропитым голосом говорит. Я сначала пугалась себя, непривычно же. Вначале вздрагивала, а потом привыкла. С антрактом спектакль около трех часов идет — все время вот этот тембр я держала, не убирала. Хотя некоторые подходили, говорили, что можно начать, а потом уйти на свой голос. Я говорю, нет, это уже не мадам Маривонн будет.

Как удавалось находить золотую середину между театром и жизнью за его пределами?

Ооо… Уже почти 27  лет я руковожу кукольным театром в школах. Я все время работала в гимназии, в школах. Сначала просто драматический: у меня были студии — кружки назывались. В 3-й гимназии, лет 8 назад, мне дали статус театра. У меня кукольный театр «Ер Тостик». Я еще и занимаюсь работой с детьми. Я делюсь всем, что знаю, умею — воспитываю. Я не могу сказать, что будущих актеров выращиваю, но уже очень много по этой стези пошли, и в музкомедии (КАТМК — прим. ред.) у меня есть девочки, которые работают, и где-то в других городах. Я их учу просто жизни, мы вместе учимся жизни, я бы так сказала. Как Шекспир же сказал, что весь мир — театр, а люди в нем — актеры: мужчины, женщины — каждый играет свою роль. Вот мы учимся жизни.

Эсмеральда

То есть, театр у Вас везде…

В принципе, да. У нас актерская семья! Только старшая дочь медик. Она нас все время чинит подлечивает, будем так говорить.

Какой бы Вы дали совет молодому поколению театра?

Молодому поколению, я считаю, нужно много трудиться и читать, потому что когда я была молоденькая, нам так говорили: вот берут классику — Чехов, Островский, Горький и так далее — читайте все. Чтобы пришли на репетицию уже наполненные. Вопрос задает режиссер, а вы раз — и ответили! И какой-то можете вопрос задать, допустим, каверзный. Уже со знанием материала, со знанием драматурга, что вы читали очень много. Я всегда в помощь читала какую-то литературу, спрашивала у режиссера, что мне прочесть в помощь образу. И вот я молодому поколению все-таки рекомендую больше читать…

С чего начать?

Классику, прежде всего!

А какие у Вас самые любимые произведения классиков?

Самые любимые у меня произведения в классике: это — «Вишневый сад», потому что я Раневскую не сыграла, но сыграла Фирса, и очень дорожу этой ролью, такой трепетной, доброй и мудрой. Как он (режиссер — прим. ред.) сказал: не мужчина, не женщина — дух дома. Чехова больше читать, потому что у Чехова и юмор, и боль… Все равно я в этом материале купаюсь, рядом нахожусь, присутствую.

Иногда неважно сыграть роль, а главное — быть в процессе, наблюдать за процессом: что говорит режиссер, как исполняют это коллеги. Ведь это тоже у меня идет процесс: исполнили они или нет. Иногда подойдешь и скажешь: а как ты думаешь? Не то, что подсказываешь — пожелания такое выражаешь. Я так не люблю назидательное: сделай так, сделай вот так. Нет… А так: «Как ты считаешь, если вот так вот сделать?» Таким образом, потихонечку можно подсказать, направить, посоветовать.

В творческой копилке Ирины Федоровны более 230 ролей! И В свой юбилейный вечер она выйдет в образе Клодия из спектакля «Знойные мамочки». А после труппа устроит праздничный капустник в честь героини торжества. Может, на сцене появится вся актерская династия Немцевых, ведь на это радостное событие приехал и сын актрисы. Начало спектакля — в 17:00.

Коллектив novoetv.kz поздравляет Ирину Федоровну! Желаем, чтобы задорный смех поддерживал родных и близких в трудные минуты, а молодое поколение театра всегда походило за мудрым советом!

Фото — из личного архива актрисы 

Автор: Алёна Смирнова

Алёна Смирнова

Читайте также

В Казахстане проводили в последний путь писателя Еркинбая Акимкулова

В Алматы сегодня, 21 августа, прошло прощание с известным казахстанским писателем Еркинбаем Акимкуловым, передает Zakon.kz.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *